12:22 

Засранец Лис
May the Force serve you
Сегодняшняя ночь подарила мне 2 замечательных песни:


Jon Licht and Daniel Licht – Honor for All

Честь для всех

Для каждого из нас,
Большого и маленького,
Чем выше поднимаешься,
Тем больнее падать.

Мы живем настоящим, но умираем за будущее,
С кровью в венах и воздухом в груди.
Мы вступаем в войну, наши сердца на линии огня,
Грязь с наших сапог отряхнётся со временем.

Музыка стихает, насилие медлит,
Тьма наступает с заходом солнца.

Любовь в лучшем случае - аромат вдалеке.
Сухую улыбку скрыл твой жилет,
Ночной воздух окутывает тебя своими пальцами.
Ты содрогаешься от далекого звука,
Звука ее голоса – сладкой симфонии,
Она звучит снова и снова, пока ты не обретаешь свободу.

Музыка стихает, насилие медлит,
Тьма наступает с заходом солнца.

Чувствуешь ли ты пришествие нового дня,
Взбирающегося по восточному горизонту?

Они контролировали нас,
Но теперь мы будем сражаться.
Все и каждый
Начнут все сначала.

Что же, мы не оступимся,
Нет, мы не упадем,
Мы не сломаемся,
Нет, мы не согнемся.

Смерть наступит
Неотвратимо, как ночь,
Мы не сбежим,
Нет, мы живем, чтобы драться.

С кровью на руках,
С коленями в грязи,
Мы прорываемся к ним,
Мы приносим болезнь.

Музыка стихает, насилие медлит,
Тьма наступает с заходом солнца.

Чувствуешь ли ты пришествие нового дня,
Взбирающегося по восточному горизонту?

Они контролировали нас,
Но теперь мы будем сражаться.
Все и каждый
Начнут все сначала...




Чёрное пророчество – Нежить

Шарль Бодлер - Падаль

Вы помните ли то, что видели мы летом?
Мой ангел, помните ли вы
Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,
Среди рыжеющей травы?

Полуистлевшая, она, раскинув ноги,
Подобно девке площадной,
Бесстыдно, брюхом вверх лежала у дороги,
Зловонный выделяя гной.

И солнце эту гниль палило с небосвода,
Чтобы останки сжечь дотла,
Чтоб слитое в одном великая Природа
Разъединенным приняла.

И в небо щерились уже куски скелета,
Большим подобные цветам.
От смрада на лугу, в душистом зное лета,
Едва не стало дурно вам.

Спеша на пиршество, жужжащей тучей мухи
Над мерзкой грудою вились,
И черви ползали и копошились в брюхе,
Как черная густая слизь.

Все это двигалось, вздымалось и блестело,
Как будто, вдруг оживлено,
Росло и множилось чудовищное тело,
Дыханья смутного полно.

И этот мир струил таинственные звуки,
Как ветер, как бегущий вал,
Как будто сеятель, подъемля плавно руки,
Над нивой зерна развевал.

То зыбкий хаос был, лишенный форм и линий,
Как первый очерк, как пятно,
Где взор художника провидит стан богини,
Готовый лечь на полотно.

Из-за куста на нас, худая, вся в коросте,
Косила сука злой зрачок,
И выжидала миг, чтоб отхватить от кости
И лакомый сожрать кусок.

Но вспомните: и вы, заразу источая,
Вы трупом ляжете гнилым,
Вы, солнце глаз моих, звезда моя живая,
Вы, лучезарный серафим.

И вас, красавица, и вас коснется тленье,
И вы сгниете до костей,
Одетая в цветы под скорбные моленья,
Добыча гробовых гостей.

Скажите же червям, когда начнут, целуя,
Вас пожирать во тьме сырой,
Что тленной красоты - навеки сберегу я
И форму, и бессмертный строй.



@темы: музыка

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Любимый кошмар

главная