06:53 

Ну и пиздец мне снится

Засранец Лис
May the Force serve you
NC-17, пытки, только для взрослых, и прочая ебедень

Удар. Ещё один удар. И вновь железный массив в роли машины ударяется о камень мощёной дороги, съезжая с помоста. Убегающая девушка оборачивается слишком резко, в результате чего её ноги запутываются, и она падает на землю и слишком сильно ударяется головой. Но и это не помеха для того, чтобы снова попытаться подняться на ноги. Рядом пробегает её друг, подхватывает девушку подмышки и ставит на ноги, чтобы снова броситься прочь от тех, кто охотится за ними.
- Схватить её, немедленно! И её ублюдка тоже!
Когда-то этот голос Татьяна слышала наяву. Причём довольно часто и много где: по телевизору, радио, в живую. Когда-то этот человек казался смешной марионеткой на нитках у тех, кто действительно правил страной. Впрочем, ничего не изменилось, за исключением того, что атмосфера несерьёзности и насмешливости, витавшая вокруг него, исчезла. Теперь он стал цепным псом, готовым растерзать любого, на кого укажет хозяин. Деловой костюм с наглаженным галстуком политика сменился на военную форму, а фамилия стала внушать страх.
- Слушаюсь, господин Медведев! - Послышался ответ теперь уже его, Дмитрия марионетки. А очередное чудо техники заграмыхало по каменной плитке, раскалывая ту на мелкие куски.
Вот такой вот театр - у главной марионетки появились свои собственные игрушки. Но кто здесь главный кукловод? Его имени никто не знает, никто даже не знает как он выглядит, где живёт, человек ли он.
Не такой уж далёкий 2013-й год был ознаменован годом смирения и тёмных мыслей. Ни одного слова не было высказано против того, что делает власть. Нет, слова, конечно, были, но звучали они или в интернете или в тёмных закоулках дворов, где никто не слышит их. Теперь же не стало ни интернета для обычного народа, ни солнца на улицах городов - всё стало одним сплошным безликим двором.
- Быстрее, сюда!
- Таня, нет, там тупик!
Парень со всей дури дёрнул за руку девушку, которая хотела скрыться во дворе-колодце, поглощённым во мраке. Сзади раздался рёв мотора танке, настигающего молодых людей, и яркий свет прожектора осветил всю улицу насквозь. И никого и ничего не было на ней - ни животных, ни людей, ни одного магазина - лишь захлопнутые наглухо окна, зачастую выкрашенные серой краской в цвет стен домов. Татьяна, спотыкаясь едва ни на каждом шагу, вскрикнула, влетев в стену дома, стоявшего в конце улицы. Впрочем, она тут же кинулась направо, затем налево и снова направо. Девушка не запоминала маршрута, по которому бежала, ведь всё было слишком одинаково безлико - серые здания и тёмные окна. Но она чувствовала их, всех тех людей, что тряслись в этих маленьких квартирах, она чувствовала их страх даже пикнуть против диктатуры власти.
Впрочем, маршрута, по которому бежал, не запоминал и парень, что до недавнего времени бежал следом за ней. Игорь был куда медленнее своей подруги. Вот и сейчас это сыграло злую роль. Он едва выбежал из-за поворота следом за Таней, как та пропала из виду. Но думать и кричать, ища её, он не стал - лишь побежал куда глаза глядят. То, что они разделились - так было даже лучше. "Так выживет хотя бы она," - навязывалась юноше мысль.
Остановившись, Игорь оглянулся. Стук сердца перебивал рёв мотора танка, но и тот скоро исчез. Парень перевёл дыхание, упёршись руками в стену дома, что сослужило роковую роль. Железная сеть накрыла его, не давая выпутаться не хуже сети из лески или толстой нити. Ещё несколько секунд и электрический заряд оставляет Игоря без сознания.
- Попался гадёныш.
Солидный мужчина в военной форме ударом сапога переворачивает вырубившегося паренька на спину и встаёт на него одной ногой, с силой нажимая пяткой на рёбра.
- Господин Медведев, Игорь Прохонов обезврежен. - Раздалось слабое шипение рации. После него мужчина улыбнулся ещё шире, чем прежде. - Татьяна Голубкова так же была взята в плен.
- Прекрасная работа, Старшенков. Обоих ко мне в штаб. - Казалось, политическая шавка даже не запыхался, пока следовал за основными силами погони. - И свяжитесь с Правидниковым. Сообщите ему, что я хочу добиться информации от этих двоих любыми способами. Пусть то будут даже самые изощрённые пытки.
И ни капли злости в его голосе. Лишь твёрдая уверенность в том, что поступает он правильно, что другого не может быть.

Она думала, что такое бывает лишь на экране. Но, как оказывается, не только там.
В лучших традициях военного кино Татьяна пришла в сознание со вскриком от промёрзлой воды, которую выплеснули на неё из ржавого ведра. И вместе с тем, как жар по её телу распространялся вслед за волной холода, вслед за вспыхнувшими огнём щёк, девушка сконцентрировала своё внимание на мужчине, что стоял в темноте за конусом света от покачивающейся дешёвой, но при этом довольно яркой лампы.
- Где он находится, девочка?
- Срать я на вас хотела, политические выродки. Вы ничего из меня не вытащите!
Да, пожалуй, агрессия была единственным минусом в характере Татьяны. Она всегда хотела только боли и страдания тем, кто хоть как-то причинял ей боль - физическую или же эмоциональную. Особенно это касалось пыток. Ведь пытки подразумевали собой боль. И тут она могла наговорить лишнего.
- Ну зачем же так, госпожа Голубкова?
Слабый кивок со стороны мужчины, но Таня его разглядела. И в конус яркого света вошёл ещё один военный. В его руках на этот раз было ведро с горячей водой - от неё шёл сильный пар. Но девушка молчала, продолжая с ненавистью смотреть на мужчину, что вёл допрос... нет, не допрос, а пытки. Самые настоящие пытки, хоть они таковыми пока и не являлись. Второй кивок Правидникова, и содержимое ведра было вылито на голову Татьяне. Крик боли, начавшийся сквозь плотно сжатые зубы, закончился беспрепятственно - девушка вытянула шею кверху, во всю крича с разинутым ртом. Кожа на её лице и шее почти мгновенно окрасилась в багряный цвет, однако ни единого волдыря не соскочило - идеальная температура воды. На столько идеальная, то теперь остывшие капельки, падающие с сосулек слипшихся волос на кожу, причиняли нескончаемые маленькие очаги боли.
- Где он находится, девочка моя? - почти любя спросил мужчина довольно ласковым голосом.
- Кто "он"? - Взвилась Таня почти писклявым голосом
- Слишком банальные фразы для пыток, не так ли?
Мужчина медленно подошёл к девушке. И теперь она увидела его лицо, форму, погоны, награды, она могла на мгновение поклясться, что никогда не забудет его. Однако... вид его рук мгновенно вышиб из светлой головы этот образ. Руки были забинтованы эластичным бинтом, на который было прикреплено множество мелких осколком стекла и ещё более мелких острых железяк. Ладонью Правидников медленно провёл по шее Татьяны, оставляя на обожжённой коже десятки мелких кровоточащих царапин. Сам же палач вплотную наклонился к допрашиваемой, зло шепча ей прямо в приоткрытый рот, словно сдерживаясь:
- Где последний дракон, маленькая шлюха?
От удивления девушка широко раскрыла воспалённые глаза, а губа распахнулись ещё шире. Но было ли это удивление о существовании дракона или удивление о том, что этот человек знает об этом? Этого не сказать. Однако, в этот момент мужчина со всей силы ударил пленницу по щеке ладонью, оставив на ней довольно глубокие рваные и резаные раны. Кровь, сочащаяся из них, около подбородка соединилась в общий ручеёк, стекающий меж грудей Тани, пачкая одежду, но при этом принося, пусть и слабое, но облегчение и спокойствие обожжённой коже.
Через несколько часов на теле девушки не осталось почти ни одного места, до которого не дотянулась рука, замотанная в бинт, облепленные стеклом и железом. Привязанная к стулу, в разодранной одежде, тяжело дышащей, пленница осталась лежаль на бетонном полу в комнате с погашенным светом. Однако, она больше ничего перед этим не произнесла. Лишь иногда вскрикивала от ударов Правидникова.
За несколько дней, пока к ней не пришли снова, раны на теле девушки начали где-то заживать. Но по большей части они загнивали. Обожжённая кожа загрубела и в некоторых местах лопнула, отмирая, давая место новой. И на этот раз в сознание её привёло не ведро холодной воды, как в прошлый раз, а ведро... раствора перекиси. Той самой, которой обрабатываю раны. Татьяна взвилась, изрыгая проклятия, пока её тело покрывала пена от соприкосновения окислителя с гноем и коркой ран. Пожалуй, это было самым худшим. Глаза почти ничего не видели и болели едва не сильнее, чем всё остальное тело. А разум уже, казалось, был где-то далеко от тела, корчившегося в муках, пока... девушку не облили холодной водой.
Правидников подошёл к девушке и сел на корточки рядом с ней. Он снял с неё верёвки, давая скрючиться в позу эмбриона. И пусть Таня больше не могла нормально видеть, но этот голос... она его не забудет никогда:
- Вот к чему привело равнодушие народа к диктатуре власти, девочка. Теперь народ для чиновников не просто муравьи и способ наживаться, теперь он для них как страпон. Захотел - потрахался, надоело - засунул в ящик обратно. И ведь люди до сих пор молчат, хоть их и больше. Они боятся произнести даже одно слово против, ведь теперь это карается законом. Вот и живут, нехотя благодаря своих диктаторов.
Военный достал из кармана какие-то две вещие и взял их в обе руки. В правой был шприц, в левой - какая-то стеклянная ампула. Но как бы Татьяна не щурилась, она не могла разглядеть то, что было написано на ней.
- Что не удивительно, так это то, что остальные страны молчат, лишь изредка огрызаясь. А знаешь почему не удивительно?
Открыв ампулу, мужчина забрал всё её содержимое в шприц. Откинув стекляшку в сторону и несколько раз ударив по самому шприцу кончиков пальца, он продолжил:
- Это всё потому, что именно у нас, в России, остался последний в этом мире дракон. И это именно он даёт таким как ты огонь и надежду на спасение, неповиновение перед властью. Но мы это исправим.
Встав на одно колено, Правидников наклонился над пленницей и вколол ей в плечо содержимое шприца. Затем нагнулся к самому уху постепенно отключающейся девушки:
- И это именно ты убьёшь его, Танечка. Именно ты станешь причиной его смерти.

Голубкова открыла глаза и увидела перед собой какую-то улицу. Но первое, что её удивило - это не место положения, а то, что ни один сантиметр её тела не болел. Да, к тому же, она видела всё довольно чётко. Даже слишком чётко. Лишь туман в периферическом зрении давал понять, что что-то не так. К тому же, её тело двигалось само, без того, что она этого хотела. Арка, тёмный проём, она бежала со скоростью ветра. Влетела в подъезд, на несколько этажей вверх. Распахнув дверь, Татьяна оказалась в штабе тем, кто остался верен себе, а не диктатуре власти. Парень из-за барной стойки, Игорь, он помахал ей рукой, другие же просто радостно или не очень оглянулись на неё:
- Меня спасли наши, а как ты смогла выбраться? Как ты смогла убежать от отряда Милонова? Я слышал, что тебя поймали.
Девушка лишь нервно улыбнулась, отмахнувшись:
- Долгая история, Прохонов, потом расскажу. Лучше помоги мне... Тут... там... - Голубкова замешкалась, - в общем, там отряд под предводительством Медведева.
- Что?! Опять угодила в переделку?
Удивлению Игоря не было предела. Однако, сама же Таня хотела было крикнуть: "Спасайтесь! Уходите!", но тело не слушалось её, как и голос. Она лишь услышала как внизу раздался приказ Правидникова, но его услышала лишь она: "Всем стоять, она в секретной базе повстанцев. Нельзя доставлять ей моральной травмы, иначе мы не сможем выполнить приказ."
- Хорошо, - Прохонов подбежал к кладовой со множеством полок, куда-то нажал ногой, затем толкнул рукой стену, и та раскрылась, пуская Татьяну в узкий тоннель. - Удачи тебе, Голубкова! Парни, сматываемся!
Постепенно разум бывшей пленницы начал совмещаться с контролем наркотиков. Она двигалась, думала именно так, как того от неё добивались, она перестала проявлять тревогу. Однако, как и при своём здравом состоянии, редко смотрела под ноги, в результате чего споткнулась.
Несколько часов темноты и тишины настигли её разум, однако тело продолжало двигаться к цели.
Поднявшись на ноги, девушка довольно быстро побежала по туннелю, который теперь уже был вовсе не бетонным коридором, а скорее напоминал чей-то подземный улей. Совершенно не раздумывая, она принимала решения о том, куда повернуть, чтобы достичь своей цели. Словно муравей в улье, она пробиралась вперёд. И тут, после очередного поворота, тьму развеял ослепительный свет огня, бросившийся навстречу, развеявший и дымку в периферическом зрении Татьяны, и неподконтрольность её тела.
Раздался крик Правидникова:
- Мы нашли его! Сообщите Путину, что мы нашли его! Последний дракон будет уничтожен!
Таня подбежала к краю туннеля и остановилась как вкопанная - перед ней расстилалась пропасть в огромную пещеру, где уже был обезглавлен красный дракон. Ещё совсем молодой и яростный, он лишь несколько мгновений назад бился с секретной техникой российский военных сил. А теперь лежит бездыханным телом на камнях.

2021-й год. Росскийская власть приняла образ диктатуры, управляя людьми и их чувствами с помощью чипов, вживляемых под кожу. Каждый человек на территории страны был лишён всех прав и документов. Лишь несколько повстанцев решили сражаться за свою свободу, становясь вне закона.
Татьяна Голубкова избавилась от контроля чипа, который взорвался из-за близкого нахождения к дракону. Однако, она избавилась и от своей жизни, шагнув с края туннеля и разбившись насмерть в дальнем краю пещеры.
Игорь Прохонов и другие члены повстанческого сопротивления со временем были переловлены как дикие звери. Каждому из них был введён чип РФ-17 для особо буйных.
Голова последнего дракона, в качестве трофея, была прикреплена над столом Владимира Владимировича Путина.
Сам Путин был убит во время очередного визита в США в 2019-м году и заменён абсолютно идентичным киборгом.
Но кто на самом деле правит страной и его политиками - так и осталось загадкой.

@темы: сны

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Любимый кошмар

главная