Засранец Лис
May the Force serve you

Мой сон? Обычное слияние миров. На этот раз: персонажи из SWtOR'a переносятся в наш мир, сливаясь со своими владельцами. Самый "представительный" персонаж и его хозяин становятся единым целым. Внешность - обычная, немного приближенная ко внешности персонажа; способности - в зависимости от того, насколько игрок понимал свой класс и считал персонажа частью себя или собой.
Команда из семи человек. Вот только слияние более-менее успешно прошло только у троих. Парень-сейдж - мог притягивать; гильдлидер - сидеть на кортах и стрелять, пусть и не слишком успешно, я - могла уйти в инвиз, но ненадолго, на сколько хватало концентрации. Остальные мучились от озноба и тумана в голове. ''Оживали'' только в радиусе двух метров от парня-сейджа - хилера в игре.
Место действия - небольшая набережная, дом из каменных блоков на ней, холодное тёмно-серое море. Вокруг - высокие каменные стены, которые не преодолеть. И ещё небольшой квадрат стен вокруг лифта с двумя платформами, куда просто так не забраться.
Мы выходим из дома, вернее - выбегаем, сломя голову. Сзади слышим крики и звуки раздираемых тел - двое самых ''ватных'', личности которых я не поняла, не узнала в своём сне. Прячемся, сбиваемся в кучу в небольшом закутке. Двинемся, шелохнёмся - увидят, убьют. Все забились в угол, гильдлидер села на корты и загородила группу щитом (пусть её оружие НИЧЕГО не сможет сделать тем тварям, что внутри здания), который даст шанс что-либо предпринять, пока сквозь него пробиваются. Но надо ли это? Абсолютно все беспомощны и бежать некуда. Сейдж, как самый прыгучий и ловкий, по ящику забрался на стену вокруг лифта и отправился наверх изучать неизведанные регионы. Я ушла в инвиз и отошла от группы. Столько отчаяния и тумана в людях я никогда не ощущала - но им хватало ума не поддаваться панике и не терять сознания. Хотя это было бессмысленно - каждый из них был как сжавшийся в комочек и засыпанный снегом котёнок, который даже не может дышать. Я отправилась на набережную - абсолютно пустую, но наносящую вред/забирающую силу, любую силу. Дошла до края набережной - у невысокого бортика стояли пять животин по типу ранкорнов или того алхимического зверя, что живёт в огненных недрах EV. За ними на бортике лежал какой-то предмет. Я не смогла бы даже ранить этих тварей - не то, чтобы убить, но при этом знала, что если меня спалят - они не просто меня мучительно убьют, но и узнают всё, что знаю я за последние пол-часа, а именно, что из-за меня умрут все остальные. До предела я дошла по бортику, за которым была ''мёртвая'' вода, предметом оказался ключ-карта доступа для выхода, что наверху лифта. Я посмотрела на сейджа - он был наверху и пытался взломать тамошний компьютер, но тот постоянного отказывал в доступе. В какой-то момент парень глянул на меня, на ключ-карту у меня в поднятой руке и срустился на лифте вниз, спрыгнул на стену. Я начала обходить монстров с другой стороны, поближе к нему, но, как водится, концентрация моя дрогнула - невидимость стала спадать, монстр частично меня заметил, я бы не успела... но тут меня притягивает прямо к себе на стену наш хилер, и в этот момент невидимость спадает.
Набережную окутывает туман, тугой серый туман. По коже проносятся муражки от криков тех алхимических зверей, от которых меня спасли. Их крики, их предсмертное рычание в попытке угрозы и обрывающиеся короткие писки будят желание бросить всех к чертям и спасаться самим. Но открыть замок смогут только 7 человек. Одновременно прислонив руки к пульту у силового поля.
В каменном доме слышится возня и такой странный звук, словно там кого-то медленно задавливают огромным камнем. Живьём.
И что ''это'' тогда сделает с нами?
Сейдж на меня вешает щит исцеления (?), теперь рядом со мной люди тоже могут чувствовать себя более-менее в сознании. Хилер ведёт одного парнишку за собой, я - другого. Ставим их на забор около того места, где снизу вверх поднимаются платформы лифта. Надо подтолкнуть для прыжка, прыгнуть, чтобы не упасть в пустоту, в туман под нами. Успешно для обоих. Довозим их до верха, спускаемся вниз. сентинел и ещё один сейдж - первый оступается при прыжке, обрывается вниз, сломанная рука отрывается от удара о край платформы лифта. Повезло - нам нужна только его рука. Оставшийся паренёк смотрит с надеждой, что мы не отхерачим ему руку и не оставим его умирать. Хилер довозит его до верха. И остаётся там - больше рисковать не хочет при прыжках с забора на платформу. Я подхожу к гильдлидеру, помогаю подняться на ящик, затем держу её за руку, чтобы подняться на забор... что-то настолько резко выдёргивает её из моей руки, что я едва не валюсь следом за ней. У меня на ладони остаётся только глубокая царапина от её кольца. Щупальце из тумана ломает одну платформу лифта, перекашивает вторую, на которую я и прыгаю. Хватаюсь за край - успешно. Звук ломающегося и гнущегося железа, опора лифта подкашивается, я отталкиваюсь от платформы, прыгаю на падающие гусеницы лифта, последний прыжок вверх - лишь бы дотянуться до радиуса действия притягивания сейджа. Тот даже не отходит назад, ложится на пол, свешивается вниз, готов поймать за руку... тот момент, когда я нахожусь на пике прыжка слишком медленный, как в кино в такие моменты - сердце словно почти не стучит. Я чувствую рывок воздуха самыми кончиками пальцев вытянутой руки и... падаю вниз. По пути, даже не долетев до туманаю меня догоняет по хребту лифтовая балка, а какой-то железный штырь впивается в грудь, рядом с желудком. Но не навылет.

***
Больница скрещенных миров. Ненавижу это место, хотя была здесь первый раз. Пользуется такой славой, что врачи пусть и самые лучшие, но зато пациенты никогда больше сюда не возвращаются.
Оказываюсь на телепортационной платформе, кашляю спокойно, без крови - скорее по энерции, мужской самоуверенный голос подтверждает мою догадку:
- Лёгкие целы.
При моей попытке опереться на руки и приподняться мужчина с силой хватает меня за плечо и опрокидавает на спину. Я поясницей чувствую порог телепортационной платформы, больно в неё впивающейся. Врач достаёт з нагрудного кармана странный предмет и подносит к дыре на моей груди вплотную. Словно сквозь лупу смотрит внутрь.
- Инородных тел нет. Желудок цел.
Мужчина встаёт на ноги с корточек и уходит. За ним летит какой-то белый маленький дроид типа мини-манипулятора. Ко мне подходит медсестра и, кинув быстрый взгляд на мою рану, кидается вслед за доктором. Меня поднимают с пола два дроида и относят в операционную, как распорядилась медсестра.
Она его уговаривает, убеждает в том, что он ошибся. Но он слишком самоуверен и не признаёт того, что мог ошибиться. А она одерживает победу в споре и засьавляет доктора ещё раз меня осмотреть. Теперь он видит, когда я лежу на операционном столе, он видит невооружённым глазом - там, под желудком, что-то блестит. И это не металл. Лицо мужчины такое, словно эта штука, находящаяся во мне, гораздо опаснее для всего остального мира и всех живых существ вместе взятых, чем для меня.
А потом происходит то, почему эту больницу стараются даже не упоминать в разговорах.
Искуственно выращенный эмбрион человеческого ребёнка восьми месяцев развития, с запертым внутри него сознанием взрослого человека (предположительно - умершего не совсем своей смертью в этой больнице). На него надевают специальную маску, скрывающую всё его лицо и позволяющую дышать только в случае, если глаза его открыты. В этот момент на меня обрушивается осознание того, что будет - этот ''ребёнок'' уже не раз проходил через такое. Его психика, психика взрослого человека ещё не до конца сломалась, но разум уже впитывает знания, которые в него впихивают таким образом. Он будет смотреть на операцию... так как это видел бы инструмент, которым будут его делать. ''Ребёнок'' хотел бы просто умереть, лишь бы не слышать криков боли и отчаяния пациентов. Он хотел бы не видеть того, что произойдёт. Так ''выращивают'' новых врачей для этой больницы. Так был создан и этот мужчина. И он уже ничего не знал кроме своей работы - спасать мир. Любой ценой. Ведь даже тото маленький кусочек металла, застрявший у меня под желудком, может стоить жизни сотням миров. Необходимо уничтожить его до того, как это произойдёт. И чем раньше - тем лучше.
Я же была не знакома с таким благородством и целями. Я не хотела испытывать боль, что мне
предстоит. А ''ребёнок'' щедро делился информацией со мной о том, КАКАЯ это будет боль. Я тут же свалилась с операционного стола не смотря на дыру в груди, всю прошитую осколками рёбер, кровоточащую как подрезанные сухожилия. Я ползла сидя назад, к двери, и видела как доктор надевает круглый предмет на один из манипуляторов машины, стоящей в операционной, белый, похожий на тот, каким он исследовал мою рану у телепорта. Да и по размеру он был точь в точь как рана в моей груди. Только ещё в центре был небольшой горбик. И вот эта вот хренотень должна была впиться в мою рану и каким-то чудом спасти мир. А на мои мольбы о ''хотя бы полную анастезию'' было лишь молчание и быстрые шаги доктора ко мне.
Упёрлась спиной в деревянную дверь из кабинета, прижала колени к груди, обняла их, всё равно зная, что это не поможет тзбежать невыносимой боли.
И проснулась. Я проснулась.

@темы: сны